Omsk state Dostoyevsky literature museum

План работы музея - май 2017

ПЛАН ОСНОВНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

ОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЛИТЕРАТУРНОГО МУЗЕЯ ИМ. Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО

НА МАЙ 2017 г.

 

№ п/п

Наименование мероприятия

 

Время проведения

1

День музеев. Свободное посещение экспозиции музея

 

18 мая

2

Открытие выставки, посвященной поэтессе О.Н. Григорьевой (к 60-летию со дня рождения).   Литературная программа для учащихся начальной школы «Омская азбука Ольги Григорьевой»

 

19 мая

в 13.00

 

3

Программа «Ночь в литературном музее»

 

20 мая

с 17.00 до 23.00

4

Открытие юбилейной выставки, посвященной  омскому писателю Ю.Г. Моренису (к 70-летию со дня рождения)

 

23 мая

в 14.00

5

Работа молодежной секции «ЛИТО»при ОООО «Союз писателей России».

 

25 мая

в 18.00

6

Участие в работе XIX  Международного фестиваля музеев «Интермузей-2017» (г. Москва)

 

25-29 мая

Одежда смертников

В одиночных камерах Алексеевского равелина петрашевцы провели 8 месяцев в ожидании приговора по своему делу. Их судили военным судом как изменников родины, по этой статье предполагалось лишь одно наказание – смертная казнь.

22 декабря 1849 года петрашевцев привезли на Семеновский плац для оглашения приговора. На заснеженную, окруженную войсками площадь приговоренных привезли в закрытых повозках. Они были в той же одежде, в которой были арестованы в апреле, а на улице стоял уже двадцатиградусный мороз. Несчастных выстроили на эшафоте, заставили снять шапки и зачитали приговор. Читали его очень долго, каждому отдельно, и заключительная часть гласила: “приговорены к смертной казни расстрелянием”.

После прочтения приговора петрашевцев стали готовить к смерти. На них надели белые балахоны с колпаками. Колпаки предполагалось надвигать на глаза, чтобы люди не видели, как в них стреляют, это было своеобразным актом милосердия со стороны правительства. Затем священник обнес их крестным целованием, лишь один из петрашевцев исповедался, другой же не выдержал чтения приговора и с громким криком бросился бежать. Он сошел с ума. Всех поставили на колени и над головами преломили шпаги. Таким образом их, как дворян, лишили всех гражданских прав. Потом осужденных разделили на тройки. Первую тройку свели с эшафота и привязали к столбам. Это были Петрашевский, Спешнев и Момбелли. Достоевский был во второй тройке, жить ему оставалось совсем немного, он уже готовился к смерти, прощался с жизнью и с друзьями. Солдаты взяли ружья наизготовку. Вдруг раздалась барабанная дробь, которая означала начало казни. Но выстрелов не последовало. В последнюю минуту прибыл царский гонец, который привез новый указ о замене смертной казни каторжными работами.

Достоевскому предстояло отправиться в омский каторжный острог на 4 года с дальнейшим определением в солдаты.

Эта казнь была хорошо инсценирована. Заранее было подписано два приказа: один о смертной казни, второй о помиловании. Сам царь деятельно принимал участие в создании сценария казни, где каждое действие было продуманно поминутно. Видимо, этой инсценировкой царь хотел показать многочисленной публике, как велика его власть: он мог или забрать жизнь или даровать ее.

Евангелие.

По пути в омский каторжный острог Достоевскому предстояло остановиться в Тобольской пересыльной тюрьме. Там Фёдора Михайловича ожидала встреча с женами декабристов – Натальей Дмитриевной Фонвизиной и Прасковьей Егоровной Анненковой. Жены декабристов подарили Достоевскому книгу, которую разрешалось иметь в остроге. Это было Евангелие, Новый Завет. В переплет этой книги женщины вшили деньги, сумма по сегодняшним меркам не значительная, а по тем временам очень большая – десять рублей ассигнациями. Она облегчила первые дни пребывания писателя в остроге. Все 4 года, которые Достоевский провел на каторге, он читал это Евангелие, делал пометки на страницах. Потом Достоевский хранил эту книгу всю жизнь, и в последний раз открыл ее в день собственной смерти.

Кандалы.

Все каторжники носили ножные кандалы. Специально приспособленные для работы острожные кандалы состояли из четырех железных прутьев в палец толщиной. Средним соединительным кольцом они крепились к поясному ремню и одевались под верхнюю одежду. Весили кандалы 4-5 килограмм. Каторжники носили их постоянно: и на работах, и в бане, и во время сна. Расковывали человека только в том случае, если он умирал, или выходил на свободу. Такие кандалы Ф.М. Достоевский проносил на своих ногах все 4 года каторги.

Слева вы видите осеннюю арестантскую шинель. Она шилась из грубого, некачественного сукна, быстро изнашивалась. Но меняли одежду не по степени изношенности, а по разнарядке: раз в три года. И на верхнюю, и на нижнюю одежду нашивался специальный знак в виде белого ромба, который получил название «бубновый туз». Светлое пятно на темном фоне шинели было хорошо заметно издалека, и при необходимости служило хорошей мишенью. Всем арестантам брили головы, но делалось это не из соображений гигиены, а для отличия. Все каторжники делились на разряды и различались по срокам каторжных работ: срочные (на определенный срок, например, на 10 лет) и бессрочные (пожизненные). Срочным выбривали половину головы в направлении от уха до уха (переднюю часть), а бессрочным – от затылка ко лбу левую половину. Раз в неделю арестанты обязаны были для бритья головы ходить в кордегардию при остроге (фото). Бессрочных арестантов еще и клеймили: выжигали на щеках и лбу буквы ВОР или КАТ (сокращенное от «каторжник»).

 

Рисунок острога.

Острог располагался на том месте, где сегодня стоит драматический театр. Перед вами единственный сохранившийся рисунок с изображением острога. Он имел форму неправильного шестиугольника, территория была обнесена высоким забором из столбов, заостренных на конце. По словам Достоевского, острог имел 200 шагов в длину и полтораста в ширину. На территории находились две казармы, в которой ютились 150-170 арестантов, кухня и хозяйственные постройки. Достоевский оставил яркое описание бытовых условий казармы. Он писал брату: «Вообрази себе старое, ветхое, деревянное здание, которое давно положено сломать и которое уже не может служить. Летом духота нестерпимая, зимою холод невыносимый. Все полы прогнили. Пол грязен на вершок, можно скользить и падать. Маленькие окна заиндевели, так что целый день почти нельзя читать. На стеклах на вершок льду. С потолков капель – все сквозное. Нас как сельдей в бочонке. Затопят шестью поленами печку, тепла нет (в комнате лед едва оттаивал), а угар нестерпимый – и вот вся зима… Поворотиться негде… Спали мы на голых нарах, позволялась одна подушка. Укрывались коротенькими полушубками, и ноги всегда всю ночь голые. Всю ночь дрогнешь».

Нары были одни на всех и представляли собой огромную скамью, сколоченную из досок. В два ряда, голова к голове, укладывались на эти нары одновременно все обитатели казармы, каждому доставался участок примерно в три доски. Из-за грязи и большого скопления людей в казарме никогда не выводились насекомые: вши, блохи, тараканы. В первые дни пребывания в остроге Достоевский не мог ничего есть, так как насекомые попадали и в тюремную пищу. На питание каждого арестанта полагалось по 9 копеек в сутки. В обычные дни им давали щи, в которых должно было быть 100 грамм мяса, но оно так мелко рубилось, что его никто не видел. По праздникам подавали кашу, как правило, без масла, а в дни поста – капусту и воду.

Яндекс.Метрика